пятница, 18 марта 2016 г.

Откуда взялась Славянская Азбука?


Когда некоторые верующие ученые утверждают, что письменность на Руси появилась вместе с Православием, то невольно удивляешься таким заявлениям… Как же так? Неужели наши предки, хотя бы взять к примеру - ранние династии Рюриковичей, не составляли законов и договоров, не писали верительные грамоты, не писали друг другу послания и письма?

    На самом деле, всё не так уж и сложно.  Вспомните современные (и не очень) археологические раскопки на территории старых городищ (!) – оказывается, еще задолго до самого Христианства существовал древне-славянский пра-язык и азбука, насчитывающая более 50 букв-фонем (так называемые – древле-рунические письмена, буквица). А церковнославянский язык — это язык богослужения у пра­вославных славян, т. е. у русских, украинцев, белорусов, болгар, ма­кедонцев, сербов. Этот язык сложился относительно (?) недавно, в IX в. и является об­щим достоянием всего православного славянства и в течение многих столетий был основой религиозных и культурных связей разных славянских народов.

   Как получилось, что древняя славянская (руническая) азбука оказалась забыта? На то есть свои причины.

   Во первых – в славянском языке отсутствовали христианские понятия Бытия, Сущности, Вечности, Единоначалии, а так же Первородного греха, Единобожия, и др. -  ВСЕ славяне были язычниками и зачастую абсолютно не понимали и не принимали Христианских ценностей…
   Во вторых – славянская руническая азбука (иначе - буквица) и язык, для Христиан не славян (греков, римлян и др.), были сложными в понимании…
В средние века, укоренившийся на Руси церковнославянский язык стал не только богослужебным, на нем писалось все то, что свя­зывалось с религиозными ценностями; поскольку же вся средневеко­вая культура имела религиозный характер, церковнославянский был языком всей Христианской культуры в целом. Славяне читали на нем Библию, на церковнославянский переводились сочинения греческих и латинских богословов и учителей монашеской жизни, византийские историчес­кие и научные сочинения, на нем писались поучения, жития святых, летописи. Эти произведения переходили из одной славянской области в другую, переписывались, изменялись, приспосабливались к новым условиям, они были основой духовной жизни славян и их взаимного общения* (В. М. Живов)
______________________________________________________
*Здесь и дальше я буду приводить некоторые цитаты из разных книг, в том числе и вступительную статью к книге «Церковнославянский язык», авторов А.А.Плетневой и А.Г.Кравецким. Некоторые моменты буду комментировать, выделять и делать ремарки…

   Для нас сейчас многое не доступно в изучении древне-славянского языка и поэтому хочется сделать небольшой экскурс в историю создания церковно-славянского языка и оценить «выдающийся» вклад некоторых Святых…

   
ИТАК... Возникновение церковнославянского языка связано с именами славянских апостолов, святых Кирилла и Мефодия. Как рассказыва­ется в житии св. Кирилла, Бог дал св. Кириллу славянские книги, чтобы и славяне «были причислены к великим народам, которые сла­вят Бога на своем языке». Вероятно всего, что святые братья посещали южные территории  славян и в частности - Крым. По преданию, именно здесь и была обнаружена св.Кириллом Библия на славянском языке. Значит, что в то время уже существовала славянская  «светская» и религиозная литература (языческая и Христианская), на которую св. Кирилл и опирался «создавая» азбуку…


   Утвердить упрощенную славянскую письменность как особую религиозную традицию, существующую наравне с греческой и латинской, было очень трудным делом. Свв. Кирилл и Мефодий с 863 г. создавали славянское богослужение и славянскую церковную литературу в Великой Моравии и Паннонии, славянских государст­вах, расположенных на территории современных Чехии, Словакии и Венгрии. В церковном отно­шении эта область подчинялась Риму, и именно от римского папы Адриана свв. Кирилл и Мефодий получили благословение на свою деятельность. Св. Кирилл скончался в Риме, а св. Мефодия папа Адриан поставил архиепископом «всем землям сла­вянским» (как сказано в житии Мефодия). Но у их дела было много противников: Мефодия преследовали, его учеников изгнали из Моравии...

   То, о чем мы сейчас говорили, — это внешние трудности станов­ления церковнославянского языка. Не менее существенными были трудности внутренние. Когда говорят, что церковнославянский язык создали свв. Кирилл и Мефодий, имеют в виду именно преодоление этих трудностей. Конечно, они не выдумали этот язык (!!!), а приспособи­ли славянскую речь к выражению тех понятий и представлений, которые диктовало христианское учение.

Это, бесспорно, требовало огромной работы. Кирилл и Мефодий были греками, они родились в греческом городе Солуни (Фессалоники), в IX в. там жило очень много славян, так что говорить по-славянски братья, видимо, научились еще в детстве. К тому же они могли ездить (и возможно - ездили) в Корсунь (Крым). Но говорить и писать — это совсем разные вещи. Нужно было найти слова, которые подходили бы для вы­ражения христианских понятий, и нужно было, наконец, научиться строить фразы так, чтобы получалось стройное и последовательное по­вествование — такое же, какое было в греческих оригиналах. Над этим и трудятся свв. Кирилл и Мефодий.

Славянский алфавит «создает» (из некоторых букв древлеславянского рунического алфавита) св. Кирилл, этим первоначальным христиано-славянским алфавитом была глаголица. Если внимательно присмотреться на сей алфавит, то увидим, что он имеет сходство с древне славянскими рунами и греческими буквами, только несколько упрощенный…
У св. Кирилла было замеча­тельное понимание языка, «придуманный» им алфавит прекрасно под­ходил для записи того славянского говора, которым он владел: буквы соответствовали тем единицам звучащей речи, которые нуж­но было различать для того, чтобы не смешивались разные слова (т. е. буквы обозначали фонемы). Когда церковнославянским языком начинают пользоваться в Болгарии, глаголица заменяется кирилли­цей — тем церковнославянским алфавитом, которым мы сейчас поль­зуемся. Однако основной труд — выделение значимых звуковых еди­ниц (для выражения Христианских понятий) — был проделан св. Кириллом: рисунок букв в кириллице был другим, но система графических знаков повторяла глаголицу. Заме­на произошла потому, что в Болгарии, вероятно всего, раньше записывали славян­скую речь с помощью греческого алфавита (который был для этого плохо приспособлен: в нем нет букв для обозначения звуков ш, ж, ц, ч и т. д.). Славянский кириллический алфавит возник тогда, когда взя­тый у греков набор букв дополнили в соответствии с глаголицей.
Сформировавшийся таким образом язык был, конечно, не очень похож на ту речь, которую можно было услышать в домашнем разго­воре древних славян или даже на совете их вождей. Поэтому с самого начала церковнославянский был языком книжным, отчетливо про­тивопоставленным бытовому разговорному языку. На фоне этого основного противопоставления другие языковые различия казались не такими важными. Это относится прежде всего к различиям между отдельными славянскими диалектами. В IX-X вв. славянский был еще единым языком, и разные его диалекты, из которых потом раз­вились известные нам славянские языки (русский, украинский, бол­гарский, сербский, чешский, польский и др.), различались между собою не больше, чем говоры, скажем, современной вологодской и современ­ной курской деревни. Именно поэтому Кирилл и Мефодий создают церковнославянский на основе знакомого им южнославянского диалекта Солуни, а отправляются со своими книгами в Моравию, к за­падным славянам.
Церковнославянскому языку в Древней Руси учились не так, как мы учимся ему сегодня. Учебники, грамматики и словари появляются только в XVII в. До этого учились так. Сначала выучивались читать по складам, т.е. распознавать буквы и правильно произносить их соче­тания, потом заучивали наизусть тексты: Часослов (сборник основных молитв) и Псалтирь. А понимать эти тексты надо было, основываясь на знании своего родного языка. Степень понимания поэтому могла быть разной, хорошо понимали церковнославянские тексты те, кто много читал. Как бы ни обстояло дело с пониманием, но на восприя­тии церковнославянского языка такая процедура обучения сказыва­лась вполне определенно: русский и церковнославянский понимались не как разные языки, а как разные варианты одного языка. Такое понимание отражалось и на употреблении. Во-первых, разграничива­лись сферы применения вариантов, т. е. книжного и некнижного: по-церковнославянски не вели бытовых разговоров, а по-русски не моли­лись. Во-вторых, когда русский человек писал книжные тексты, он пользовался своими знаниями родного языка, часто только переделы­вая на книжный лад обычные для него слова и обороты…
Подытожив всё сказанное выше, хочется отметить несколько моментов.
Во первых – славянский язык и славянская письменность были в ходу у славян еще ЗАДОЛГО до призвания варягов на Русь (по предварительным данным современной археологии)
Во вторых – церковно славянский язык (т.е. буквы) был "придуман" исключительно для понимания сущности Христианства, его понятий. И в этом неоспоримая заслуга св. Кирилла и Мефодия. Кстати, эти братья-святые почитаются церковью, как Первосветители и Учители словенские, а так же – как Равноапостольные. Но они НЕ БЫЛИ изобретателями славянской азбуки
P.S.: Из других источников (читаем дальше)

В процессе работы над книгой «Язык в естественных науках и высшей школе» (Мн., 1999) В.П. Грибковский совершенно неожиданно для себя обнаружил, что вопрос о докириллическом письме поднимался уже во времена изобретения славянской азбуки. Кому, как не ученикам Кирилла лучше других знать, как создавалась кириллица (или глаголица). Так вот, они в «Паннонском житии» (Кирилла), утверждают, что Кирилл задолго до того, «как им была создана азбука, побывал в. Крыму, в Карсуни (Херсонесе), и привёз оттуда Евангелие и Псалтырь, изложенные русскими буквами». Сообщение о книгах из Карсуни содержатся во всех 23 списках «Жития», как восточно-, так и южнославянских.

Сейчас стало известно из арабских источников, что уже в 40-х годах IX в. среди восточных славян были крещёные люди, именно для них священные книги и были изложены русскими буквами.
Известен диплом папы Льва IV (папа с 847 по 855 гг.), написанный кириллицей до её «изобретения».
Екатерина II в своих «Записках касательно русской истории» писала: «... славяне древнее Нестора, письменность имели, да оные утрачены и ещё не отысканы и потому до нас не дошли. Славяне задолго до Рождества Христова письмо имели».
Павленко Н.А. в фундаментальной монографии «История письма» (Мн., 1987) обсуждает шесть гипотез происхождения кириллицы и глаголицы, причём приводит доводы в пользу того, что и глаголица, и кириллица были у славян в дохристианские времена.
Русский историк XIX века доктор философии и магистр изящных наук Классен Е.И. отмечал, что «Славяноруссы, как народ, ранее римлян и греков образованный, оставили по себе во всех частях старого света множество памятников, свидетельствующих о их там пребывании и о древнейшей письменности, искусствах и просвещении. Памятники пребудут навсегда неоспоримыми доказательствами...».
О многочисленности названий славянских племён и их расселении на больших территориях говорится в книге архиепископа Белорусского Георгия Конинского «История руссов или малой России», опубликованной в начале XIX века.
Советские историки имели весьма ограниченный доступ к зарубежным хранилищам редких книг, музеям и другим источникам информации. Многие ценные памятники письменности им были неизвестны. Слабая осведомлённость советских историков и лингвистов в вопросах праславянской письменности убедительно показана в книге Парамонова (Лесного) С. «Откуда ты, Русь?» (Ростов-на-Дону, 1995).
Сведения о наличии у славян в докирилловскую эпоху какого-то письма содержатся в работах арабских авторов Ибн Фодлана и Эль Массуди, персидского историка Фахр ад Дина и других учёных и путешественников.
В «Сказании о письменах» болгарского монаха черноризца Храбра, жившего на рубеже IX и X вв., упоминается о наличии у славян рунического письма: «Прежде убо словене не имяху книг, но чертами и резами чьтяху и гадаху, погани суще».
Действительно, каких-либо книг или больших произведений, написанных рунами, нет. Это главным образом надписи на могильных плитах, на дорожных знаках, на оружии, керамической посуде и других предметах домашнего обихода, на украшениях, монетах, наскальные надписи. Они разбросаны по всей Скандинавии, Дании, Англии, Венгрии, России, Украине, Гренландии и даже на Атлантическом побережье Америки.
В науке о рунах (рунологии) различают скандинавские, германские и некоторые другие руны. Считается, что у славян рунического письма не было. Может быть из-за этого достижения рунологии весьма скромны. Многие надписи объявлены непонятными, нечитаемыми, загадочными, таинственными, магическими. На них удаётся прочесть только якобы какие-то древние имена людей, названия родов, о которых сейчас ничего не известно, бессмысленные заклинания.
Поэтому настоящим открытием в истории языка стали результаты многолетней работы старшего научного сотрудника Отдела всемирной истории Русского физического общества Гриневича Г.С., показавшего, что уже 7 тысяч лет назад у славян было оригинальное письмо, которым исполнены тэртерийские надписи (V тысячелетие до н.э.), протоиндийские надписи (XXV-XVIII вв. до н.э.), критские надписи (XX-XIII вв. до н.э.), этрусские надписи (VIII-II вв. до н.э.), так называемые, германские руны и древние надписи Сибири и Монголии.
Маститые рунологи в течение десятилетий не допускали в печать статьи Гриневича Г.С., что никак нельзя объяснить заботой о развитии современной исторической науки.
Сейчас появилась возможность познакомиться в полном объёме с открытием Гриневича Г.С. по его двухтомной монографии «Праславянская письменность. Результаты дешифровки» (т. I, M., 1993, т. II, M., 1999) и большому обзору «Сколько тысячелетий славянской письменности (О результатах дешифровки праславянских рун)» (М, 1993)...
Характерно, что те, кто не может расшифровать надписи, говорят об их таинственном значении. А у Гриневича всё просто и буднично. Там, где человек держит в руках созвездие Тельца, там и соответствующая надпись: «Мой знак Телец». На вещеле (сосуде для хранения кумыса и вина) из Новочеркасского музея написано: «Помыслы в вере, веселье в вещеле этой будет». Горшки следует накрывать, одолженные пряслица возвращать хозяйке и т.д.
Как видно, праславянскую слоговую письменность знали не только избранные, но и простые люди, и пользовались ею в быту. Пользовались ею и венценосные особы. Например, известный символ власти трезубец читается так: «Он бог». Таблица знаков этой письменности, составленная Гриневичем Г.С., однозначна и универсальна. Практически каждый знак во всех случаях имеет одно и то же значение, а таблица в целом годится для чтения надписей на предметах, найденных на обширных территориях Европы и Азии. Например, в Софийском соборе в Константинополе на камне на полу можно прочесть: «Гни до полу поясницу»...
Вот… Как то так…