четверг, 10 марта 2016 г.

Православные, которые изменили ход истории России...

Мы часто слышим о том, какую роль сыграл для Церкви и верующих тот или иной святой. И гораздо реже говорим о значении праведников не только для внутрицерковной жизни, но и для судьбы целой страны и всего народа. Годы атеистической власти вычеркнули из учебников истории имена и подвиги многих святых, определивших или изменивших путь России.

За десять веков существования Русской Церкви, от Крещения Руси до 2000 года, она прославила в лике святых около 300 человек. С 2000 года к ним добавилось еще более тысячи, главным образом, новомучеников и подвижников XX века. Некоторые из них известны каждому православному в нашей стране — как, например, Александр Невский, Сергий Радонежский, Серафим Саровский.
О том, как русские святые распределяются по разным типам проявления их святости, то есть «по чинам», написано очень много. Историк Церкви Георгий Петрович Федотов создал классическую книгу, посвященную этому: «Святые Древней Руси».

Всегда и неизменно в духовном служении святых видели прежде всего утверждаемую добродетель. Для богословия и для истории Церкви это естественный подход.
А вот если взглянуть на судьбы русских святых в контексте гражданской, или, используя не совсем корректный термин, «светской» истории, появится возможность и другого подхода.
За долгие века своей жизни русский народ испытывался разными искушениями. Речь идет о тех соблазнах, которые становятся массовыми благодаря природным условиям, устройству власти, каким-либо порокам культуры. Иными словами, об изъянах общества, ведущих к страшной концентрации какого-либо греха. Под их воздействием этот грех становится черным знаменем эпохи.
И вот тогда, именно тогда Господь посылал народу большого святого. Этой личности порой приходилось жестоко страдать, оставлять дом и привычный уклад ради дальних странствий, а то и жизнь терять во имя прочного стояния в вере. Но народная масса, вглядываясь в нравственный пример Божьего посланника, начинала медленно отходить от какого-то общего великого греха. Изживать его. Или хотя бы оставлять на долгое время…
Святой, таким образом, принимал на себя роль истребителя греха.
Так случалось с древних времен. От начала Руси.
Здесь мы приведем лишь несколько (из сотен возможных!) примеров того, как святой мог изменить не только свою душу, но и свое время, и свою страну. 


Одна из древнейших русских святых, княгиня Ольга, считается равно­апостольной. Иными словами, она учила свой народ христианской вере, как учили когда-то апостолы.
Но душа ее притекла к Христу лишь после того, как Ольга совершила чудовищный грех, который на Руси времен язычества считался… доблестью.
После того как народ древлян убил ее мужа Игоря, который облагал непомерной данью их города, княгиня жестоко отомстила. Она с дикой свирепостью убила древлянских послов, а затем спалила их столицу — город Искоростень. Лишь после того Ольга вдоволь насытилась своим мщением.
Минуло несколько лет со времен расправы над древлянами. Ольга отправилась в Константинополь — столицу Византии, христианской империи. Летопись не называет причин, по которым Ольга решила посетить великий город. Они могли быть разнообразными (торговыми, политическими и др.) Но главным результатом ее визита стали вовсе не новые договоренности, а принятие Ольгой Христовой веры.
И вернулась в Киев Ольга уже совсем другим человеком. Гнев, мстительность, гордыня отлетели от нее. Для Ольги крещение не стало пустой формальностью. Она отдалась новой вере всем сердцем.
Вернувшись домой, княгиня почувствовала, что становится образцом для подражания. Тогда она попыталась учить тех, кто прислушивался к ней  христианству и усердно молиться. Русский закон не возбранял принимать крещение желающим. Христова вера — путь смирения. Для всех, в том числе и для венценосных особ. И одно только смирение оставалось княгине, когда-то горделивой мстительнице.
Молитвы Ольги не останутся неуслышанными. Христианство встанет на Руси твердой ногой, правда, не при сыне ее, а при внуке, Великом князе Владимире. Но она этого уже не увидит. Не даст ей Бог увидеть плоды смирения на земле, разве только на небесах.
Прошли века, и кто ныне с восторгом примет повествование о жестоком убиении древлян? А вот о том, что Ольга смиренно принесла крест на землю свою, да, об этом помнят с теплом сердечным.
Языческие доблести сначала убавились в цене. А потом и вовсе сделались вещами неодобрительными — когда сами русские князья отказались от них, как от большого зла.
 * * * 

Еще один равноапостольный святой Древней Руси — Владимир, великий князь киевский. Внук Ольги.
Он крестил Русь, а прежде крестился сам.
Но для того чтобы жить по-христиански, князь должен был в самом себе искоренить грех.
К тому времени, когда Владимир начал задумываться о христианстве, он обзавелся пятью женами и несколькими сотнями наложниц. Языческое общество, в отличие от христианского, не видело тут ничего предосудительного. А христианство не позволяет быть более чем с одною супругой.
До сих пор его действия, как язычника, были политикой дикого зверя — сильного, умного, безжалостного. Такого любит и уважает дружина, такого враги боятся. 
В то время, в греческом государстве Византия вспыхнул бунт и император этого государства попросил помочь князя Владимира военной помощью. Был заключен договор о союзничестве с Византийской империей. И вот уже князь Владимир отправил ей на помощь многотысячное войско. Оно спасло державу греков: с его помощью удалось подавить страшный мятеж. Но ради укрепления союза великий князь изъявил желание взять в жены византийскую принцессу Анну. Брак с христианкой мог быть заключен лишь в одном случае: если сам Владимир Святославич примет христианство. А вместе с тем откажется от старых жен и наложниц.
Между тем невесту не спешили отправлять из Константинополя. Русский князь оставался в глазах византийцев диким человеком. Этот «косматый варвар» уже выполнил свои обязательства. Отдавать ему обещанную принцессу, девицу императорской крови, теперь казалось унизительным.
У князя Владимира оставался лишь один вариант, как получить свое по соглашению, оплаченному воинской помощью. Он осадил и взял Херсонес — большой греческий город в Крыму. Будучи женатым на нескольких женщинах сразу, он бился за то, чтобы взять еще одну супругу! История, невозможная в наше время.
Мир между правителями удалось заключить лишь после того, как одна сторона пошла на обман, а другая добилась своего силой. По мирному договору, Византия вернула себе Херсонес, а Владимир (крестившись там же) все же получил Анну в жены. Ею расплатились за богатый город, в качестве выкупа за невесту.
Приняв веру православную всем сердцем и душею, князь вернулся в Киев, уже другим человеком. Он ниспроверг языческих идолов, а потом крестил свой народ в реке Почайне, у впадения в Днепр. А так же он объявил Киеву слово правителя: подобает христианину иметь одну жену, и князь останется с Анной. Остальным женам Владимира пришлось его покинуть…
И не рухнула власть князя, даже не пошатнулась. Узел, казавшийся неразрешимым, вмиг ослаб и сам собой развязался.
После Крещения Руси Владимир княжил еще четверть столетия, сохранив энергию как политик и полководец, но избавившись от прежней своей жестокости, покончив с распутством.
* * *

Князь Александр Невский принадлежит к числу тех великих людей в истории нашего Отечества, чья деятельность не просто оказала влияние на судьбы страны и народа, но во многом изменила их, предопределила ход русской истории на многие столетия вперед. Ему выпало править Русью в тяжелейший, переломный момент, последовавший за разорительным монгольским завоеванием, когда речь шла о самом существовании Руси, о том, сумеет ли она уцелеть, сохранить свою государственность, свою этническую самостоятельность или исчезнет с карты, подобно многим другим народам Восточной Европы, подвергшимся нашествию одновременно с ней.
Он родился в 1220 году, в городе Переяславле-Залесском, и был вторым сыном Ярослава Всеволодовича, в то время переяславского князя. Его мать Феодосия, по всей видимости, была дочерью знаменитого торопецкого князя Мстислава Мстиславича Удатного, или Удалого.

В разные годы жизни князь Александр имел титулы князя Новгородского, Киевского, а впоследствии великого князя Владимирского.

Его заслуги были не только высоко оценены светской историей, но и церковной – он был причислен к лику Святых!

Так, Великий князь Александр прежде всего укрепил северные и северо-западные границы Руси. Построил на этих землях много крепостей. Дал весомый отпор шведам и крестоносцам. Заключил политический и экономический союз с Золотой Ордой (введение налоговых льгот, а так же добившись освобождения русских от обязанности выступать войском на стороне татарских ханов в их войнах с другими народами).
Его политическая линия способствовала предотвращению разорительных нашествий татар на Русь. Несколько раз он сам ездил в Золотую Орду.
В 1262 г. вспыхнули волнения в суздальских городах, где были перебиты ханские баскаки и изгнаны татарские купцы. Чтобы умилостивить татарского хана, князь лично отправился с дарами в Орду. Хан удерживал его подле себя всю зиму и лето, и только осенью русский князь получил возможность вернуться во Владимир, но по дороге заболел и 14 ноября 1263 г. скончался в Городце. Его тело было погребено во владимирском монастыре Рождества Богородицы.
Как христианский подвижник – был очень набожный. При нем была открыта Сарайская Епархия в Орде. Он постоянно заботился о христианах, не только на землях Руси, но и в землях великой Орды, повсюду устраивал приходы, строил храмы и основывал монастыри.

В 1280-х гг. во Владимире началось почитание Александра Невского как святого, а позднее он был официально канонизирован Русской Православной Церковью.
 * * *
XIV век. Завоевание Руси полчищами Батыя привело к упадку хозяйства, ремесла, торговли. Это время наибольшего раздробления Северо-Восточной Руси - чуть ли не самое нищее время. Гроздь городов, выросших вокруг древних Ростова и Суздаля, испытывала недостаток во всем. Мало хлеба. Мало серебра. Мало людей, в конце концов, — чудовищная эпидемия чумы и татарские набеги опустошили страну. Горе и бедность гуляли по дорогам Святой Руси в ту пору.
...И вот появляется игумен, который не ищет ни сладких яств, ни дорогих одежд, ни возвышения. Ходит в старенькой ряске, ест, что подадут, на руках у него — мозоли от простого плотницкого топора. Покуда не стали к нему за монашеской наукой приходить иные люди, жил в дебрях лесных один.
Таков был Сергий Радонежский. Отпрыск боярского рода из Ростова.
Подвиг Сергия напоминает подвиг первого русского игумена — преподобного Феодосия. Смиренная кротость — вот основа монашеского делания Сергия. Мы никогда не видим его наказывающим своих духовных чад. Когда его родной брат Стефан, вступил с ним в спор за старшинство в новой обители, преподобный Сергий тайно оставляет монастырь и удаляется, чтобы найти себе новое место подвигов. И только благословение митрополита Алексия заставило его вернуться в свой монастырь. Лишь однажды преподобный изменил своему смиренному правилу. Когда святитель Алексий перед кончиной хотел избрать Сергия своим преемником на Русской митрополии, он оказался непреклонным.
Слава о монастыре и его игумене широко распространилась на Руси. К Сергию приходили за духовным советом и благословением множество русских людей, от князей и бояр до крестьян. Преподобный не отказывал никому, принимая всех для беседы. Сергий брал на себя выполнение и политических поручений по воле митрополита Алексия, совмещавшего управление Церковью и государством. Однажды преподобный поехал в Нижний Новгород, к рассорившимся братьям-князьям, чтобы заставить младшего брата покориться. В другой раз преподобный Сергий ездил к суровому и непримиримому князю Олегу Рязанскому и «кроткими словами» уговорил его на мир и союз с великим князем Дмитрием.
Результатом укрепления нравственных сил народа явилась победа на Куликовом поле. Преподобный Сергий благословил на эту битву князя Дмитрия Донского, сказав: «Иди смело, без колебания и победишь!». По просьбе князя он дал ему двух иноков Пересвета и Ослябю, из бывших бояр. Эти иноки-воины вдохновили дружины Димитрия и стали героями Куликовской битвы. Историк Ключевский называет преподобного Сергия «благодатным воспитателем русского народного духа. Ведь он своей жизнью дал увидеть русскому народу, что в нем еще не все доброе погасло и замерло. Он открыл им глаза и помог заглянуть в свой собственный внутренний мир».
Скончался преподобный Сергий 8 октября 1392 года. Он не оставил после себя писаний. Потому что его учение во всем его облике, во всей его жизни. Одним он утешение, другим — немой укор. Безмолвно Сергий учит самому простому: правде, прямоте, мужественности, труду, благоговению и вере. Основанная им обитель была и до сих пор остается одним из важнейших духовных центров Руси.

 * * *

Казалось, самой выдающейся фигурой в отечественном флоте конца XVIII века был подлинный флотоводец русских эскадр адмирал Ушаков. Но прошло едва ли десять лет после его отставки, и о нем постарались забыть в императорском дворце и Адмиралтейств-коллегии, в штабах флотов и морских училищ. Вот и заканчивал свой век забытый властью и флотскими командирами в центре России, на Тамбовщине, опальный русский флотоводец Федор Федорович Ушаков. В Житии святого праведного говорится, что он за все годы своей службы на флоте провёл 43 морских кампании, и ни в одной из них не потерпел   поражения, не допустил ни гибели судов, ни пленения личного состава! Это ли не великая Божия милость! Блестящие победы русского флота у Тендры, Керчи, Калиакрии, Корфу сделали имя Федора Ушакова легендарным. Но мало кто помнил об этом тогда в России.
В юности определили его в Морской кадетский корпус – до своей женитьбы отец Федора был сержантом лейб-гвардии Преображенского полка, и карьера военного виделась ему наиболее подходящей для его весьма талантливого отпрыска. Пять лет, которые юный Федор провел в стенах корпуса, показали, что выбор его отца был правильным – будущий моряк с увлечением постигал науки, проявляя особую склонность к арифметике, навигации и истории. Впоследствии это проявилось в его уникальной способности успешно вести не только сражения, но и сложные дипломатические переговоры. 
И все же главным было не это. За годы учебы Федор понял, что перед ним открыты два очень непохожих друг на друга пути. Либо он станет карьеристом, который идет по чужим головам к очередной должности или награде; либо – простым воином, который верно служит Богу, царю и Отечеству. Причем, делает это не ради каких-либо льгот и привилегий, а просто потому, что таков долг всякого, кто принял воинскую присягу. И к концу обучения Ушаков-младший окончательно избрал второй путь.
Так началась его долгая и славная служба на благо Веры и Отечества.
В течение 1767 – 1791 годов русский флот под командованием Федора Федоровича одержал ряд блистательных побед над турками, не потеряв ни единого корабля. Его талант принес победу России, а самому Ушакову – звание вице-адмирала. Но, даже имея столь высокий чин, он в глубине души оставался простым моряком. Многие общавшиеся с ним люди отмечали необычайную простоту в общении, прямоту, приветливость, и в то же время все это сочеталось с огромной силой воли, отвагой, мужеством и пламенной верой в Бога. По свидетельству очевидцев, в любом сражении Ушаков приказывал располагать свой корабль в самом эпицентре боя, лично отдавал команды, своим примером воодушевляя матросов и офицеров.
Он всегда уповал на Провидение. Адмирал всегда утверждал, что не тактика играет решающую роль (хотя ей он уделял огромное внимание), а помощь Божья. Он чувствовал себя в ответе за каждого подчиненного и понимал, что в сражении все равны перед страшным лицом смерти, так же, как равны перед Богом, имеющим все в Своей власти. Последним масштабным предприятием, которым руководил Ушаков, стала средиземноморская кампания 1798 – 1800 годов. За это время Черноморский флот смог освободить греческие острова в Средиземном море от оккупационного режима наполеоновской Франции. В этой экспедиции проявилась не только военная смекалка адмирала, но его дипломатические способности. Желая обходиться малой кровью, Федор Федорович сначала договаривался о поддержке с местным населением, и лишь когда жители того или иного острова соглашались помогать русским, на берег высаживался десант, который быстро обезвреживал французские гарнизоны. Везде русских встречали как освободителей, а благодарные жители острова Корфу наградили флотоводца именным золотым мечом. 
Церковь признала его духовные и православные заслуги: в честном и бескорыстном служении своему Отечеству и Вере Православной, а так же в освобождении греческих Ионических островов, за что он, кстати, получил благословение Константинопольского патриарха Григория V в 1798 году, который осуждал вероотступников-французов и призывал жителей островов соединять усилия с русскими (этот циркуляр хранится в архиве г. Керкиры).
Особо подчёркивалось, что именно при Ушакове на островах была восстановлена православная епархия после нескольких столетий и избран православный митрополит…
Великий сын России умер 2 октября 1817 года, проведя последние годы жизни в монастыре в Санаксарах, в посте и молитве. По воспоминаниям игумена Нафанаила, адмирал проводил время «крайне воздержанно и окончил жизнь свою, как следует истинному христианину и верному сыну Святой Церкви, <…> и погребен по желанию его в монастыре подле сродника его из дворян, первоначальника обители сия иеромонаха Феодора по фамилии Ушакова же» (имеется в виду,  дядя флотоводца – старец Федор Санаксарский).
В 2001 году Церковь признала Федора Ушакова местным святым, почитаемым в пределах Саранской епархии. А в 2004 году Архиерейский собор признал легендарного адмирала святым в масштабах всей Церкви. Его канонизировали не за государственные заслуги, а за то, что в центр своей личной жизни он ставил евангельские идеалы, следуя им в меру сил и возможностей. Федор Ушаков сочетал свой высокий воинский чин с глубоким смирением, неподдельной скромностью и искренней верой.

 * * *

Условием развития любого общества является прочная духовно-нравственная основа, связь славного Прошлого и Настоящего. И сегодня для нас важно хранить память о великих святых, исследовать их наследие и воплощать в жизнь.
 Во все времена в человечестве появлялись святые, которые становились «светом миру». При всем их единстве, у каждого есть свой индивидуальный путь, особый подвиг, который остается в сердцах и душах людей любящих свое Отечество.


Жизнеутверждающий завет Сергия Радонежского: «Любовию и единением спасемся» необходим нам и сегодня.